Sacred 3

Меню

Рекомендуем

Sacred 3

Unbended

Sacred Citadel

Sacred 2

Полезное

Sacred 1

Наши проекты



Старый сон



Шептавшиеся не догадываются, что их слышат.
- … А я говорю бояться нечего!
- Тс-с…
- Вампирша днем спит в своем гробу. Там-то мы и возьмем ее.
- Тихо!
- Это не я, это ступеньки старые…
Скрип рассохшихся половиц сопровождает каждый шаг двоих парней.
- Это ж надо, двадцать золотых за голову…
- Ага, каждому по десять. Ты помнишь, о чем мы договаривались?
- Ты снимаешь крышку, я втыкаю кол…
- Вот-вот, отрезаем голову и тикаем…
«Они еще и чеснока наелись… как вкусно пахнет!..»
Приоткрытые холодные синие глаза внимательно следят, как охотники за головой пытаются по возможности тихо подкрасться по скрипучему полу к обитому черным бархатом гробу.
- Тяж-желая, зараза… - они пыхтят, вдвоем пытаясь сдвинуть массивную крышку.
«А вы думали!... Мореный вековой дуб…» - в глазах появляется ирония и некая заинтересованность действиями охотников.
Наконец крышка поддается и они оба настороженно заглядывают в гроб, держа наперевес недлинные хорошо обструганные колья.
- А-а… - отсутствие страшного вампира приводит их в растерянность, а затем, спинами чувствуя движение воздуха, они оборачиваются и холодеют от ужаса. За спиной стоит она – ужас и кошмар ночи. Скрюченные пальцы, злобная гримаса и белоснежные острые клыки…
- Ага!... – рычит она.
-А-А-А!!!!!!
Они кубарем скатываются по лестнице и, продолжая вопить, улепетывают из старого дома.
Она плюет от досады. Как надоели эти «охотнички»… Придут, разбудят, нагадят… Осиновые колья, брошенные у гроба, отправляет в угол к остальным («Будет чем вечером камин растопить…»), крышку гроба устанавливает на законное место… Можно идти и дальше дремать…
Забравшись с ногами в уютное старое кресло-качалку и укрывшись слегка потрепанным, но теплым пледом, она снова начинает засыпать. Надо ж досмотреть сон…


- Сир, обождите!! Стойте, сир!
Его величество король Аарнум Первый не обращал внимания на крики позади. Он рвался вперед, опьяненный близкой победой. Его могучий белоснежный жеребец в три прыжка преодолел реку и грудью врезался в строй эльфов, обстреливающих солдат. Король закрутился в седле, нанося удары огромным, рассыпающим золотые искры, мечом. Белый плащ в пятнах крови развевался за спиной Аарнума, голос звенел, как боевая труба:
- За Анкарию!!!
Справа звонкий голос подхватил клич:
- За короля и Анкарию!
Улучив момент, король глянул на неожиданного помощника, который с ловкостью кошки отражал и наносил удары, прикрывая в нужную минуту своего государя щитом.
- Молодец, воин!
- Моя жизнь принадлежит Вам, сир! – Из узкой щели забрала блеснули восторженные синие глаза. Король улыбнулся и вскинул меч над головой:
- Тогда вперед, мой юный друг!
Они вдвоем сдерживали натиск врага, пока тяжелая рыцарская конница переправлялась через реку. Развернув строй, воины обрушились на темных эльфов всей своей смертоносной силой. Эльфы не выдержали натиска и бросились бежать.
К вечеру королевская армия дошла до широкой реки, за которой начинались исконные земли темных эльфов. Стоя на пригорке, король рассматривал карту, составленную разведчиками, с риском для жизни добывавших ценные сведения среди эльфов. Советники почтительно стояли сзади. Аарнум обернулся:
- Это место, судя по карте, стратегически важное как для нас, так и для эльфов. Чтобы удержать его, надо создать здесь хорошо укрепленный форпост с мощным гарнизоном. Хардун! – Из свиты выдвинулся невысокий худощавый рыцарь лет пятидесяти. – Собирай волонтеров, подгони строителей… Не позже, чем через год, здесь должен стоять город. – Король окинул взором окрестности и улыбнулся: - Назовем его Стеной Мужества, ибо он будет ограждать восточную Анкарию от эльфийских набегов.
- Мудрое решение, Ваше величество! – советники одобрительно загудели. Аарнум отмахнулся от них и подозвал одного из стоящих у подножия рыцарей.
- Сэр Эдмунд, ты видел рыцаря, который сражался утром рядом со мной на берегу?
- Да, сир.
- На его шлеме я заметил «волчью голову» - знак твоей дружины. Найди этого рыцаря и приведи ко мне в шатер.
- Но, сир… - Пожилой воин замялся, но король, усмехнувшись, положил руку на плечо:
- Не бойся, ругать я его не собираюсь, - и не слушая больше рыцаря, он легким шагом направился к шатру, над которым трепетал сине-белый прапорец.
В шатре уже поджидали адъютанты с горячей водой и чистыми полотенцами. Король сбросил пропитанный чужой (слава богам!) кровью плащ, с усталым вздохом стащил с головы крылатый шлем и позволил расстегнуть и снять с себя роскошные раньше, а теперь иссеченные доспехи. Он с наслаждением опустился в горячую ванну и расслабил все мышцы. Он отдыхал…
Аарнуму было шестьдесят четыре годы, но выглядел он как сорокалетний. Роскошные русые волосы были лишь слегка тронуты сединой, ярко-голубые глаза по-прежнему горели молодым задором, а загорелые руки не теряли своей силы. Его три сына сейчас несли службу на юге, севере и западе, а он расширял границы Анкарии на востоке, где хозяйничали жестокие темные эльфы. Его имя уже стало легендой, ему приписывали подвиги, в зависть от которых могли бы впасть даже пресветлые серафимы. А он лишь усмехался, слыша невероятные байки о себе, и мечтал о спокойном времени, когда сможет жить в еще строящемся дворце в Замке мужества в свое удовольствие…
Его размышления прервал адъютант:
- Ваше величество, пришел сэр Эдмунд с каким-то рыцарем…
Король открыл глаза:
- Хорошо, скажи, чтобы обождали, и помоги мне одеться.
Спустя полчаса, сидя в позолоченном деревянном походном кресле, он жестом пригласил рыцарей войти.
Сэр Эдмунд, барон Маскарелльский и капитан элитной боевой рыцарской дружины, склонил голову в поклоне:
- Приветствую Вас, сир.
Стоящий за ним рыцарь опустился на одно колено. Он был покрыт пылью и кровью, его плащ был порван в нескольких местах. Кивнув на приветствия, король вопросительно посмотрел на барона:
- Что это с ним?
- Только что из разведки. Эльфы укрепляют Калим-Хор.
Аарнум задумчиво прищурил глаза:
- Бастион Мураг-Нара? Значит, в крепость прибыла сама Матриарх Ахр-Карил… Битва будет кровавой – защищая свою королеву, эльфы будут драться, как бешеные…
- Сир, с нами дружина лесных эльфов. Они обещали поддержать…
- Слабовато, Эдмунд, - поморщился король, - если я не ошибаюсь, для темных Матриарх является священной фигурой, отдать жизнь за которую – предел мечтаний любого из них. Надо предупредить всех, что битва будет решающей. Или мы выбьем темных с этих земель на века или они, разбив нас, дойдут до Замка мужества и тогда никто не даст за человеческие жизни ни гроша…
- Сир! – воскликнул доселе молчавший рыцарь. – Защищая Вас и Анкарию, мы будем биться до последней капли крови, до последнего вздоха!..
Увидев удивленный королевский и недовольный баронский взгляды, он опустил голову и пробормотал:
- Простите, сир… Я не…
Аарнум рассмеялся:
- Когда-то и я был таким же задорным и молодым, так что я не осуждаю тебя за юность. Встань, храбрец. Я хотел видеть тебя.
Рыцарь поднялся с колен.
- Ты очень храбро проявил себя в утренней битве. Я думаю, пора тебе получить награду за то, как ты защищал своего государя. Мой меч! – он обернулся к адъютантам, которые поднесли огромный сверкающий клинок. Для любого другого он был бы двуручным мечом, но Аарнум с легкостью обходился с ним одной рукой. Он встал из кресла.
- Сними шлем… - слова замерли на губах: шлем выпустил на волю волну густых каштановых волос. На короля смотрела юная девушка с огромными синими глазами, в которых читалась решимость и вместе с ней некая боязливость.
- Небесные боги! – потрясенно воскликнул Аарнум. – Эдмунд?!
- Ваше величество, это действительно она сражалась с Вами на берегу. Она дочь рыцаря, погибшего еще при покорении Уркука. Я принял ее в дружину под свою ответственность. Если Вы недовольны, я понесу кару…
Аарнум покачал головой:
- Нет-нет, я не сержусь на тебя… Просто я не ожидал, что хрупкая девушка может сражаться как опытный воин. Как твое имя, дитя?
- Аранна Валомская, сир, - гордо ответила она.
- Что ж, - принял решение король, - я не отказываюсь от своих слов. Опустись на колено, Аранна Валомская.
Выпрямившись во всей свой гигантский рост, Аарнум коснулся клинком помятого железа на левом, а затем на правом плече девушки:
- Я, Аарнум Первый, правитель и защитник Анкарии, за мужество и искусство боя удостаиваю тебя звания… э-э… леди рыцарь и подтверждаю твое право отныне носить собственный девиз на щите!
Он отдал меч помощникам и протянул руку:
- Встань, леди Аранна Валомская.
По щекам девушки текли слезы, но восторженные глаза сияли, как два сапфира. Голос ее дрожал, как и рука:
- Ваше величество, сир… Моя жизнь принадлежит Вам без остатка!
- Верю, Аранна, сегодня утром я успел убедиться в этом. Иди, отдыхай!
Двое мужчин смотрели вслед девушке.
- Кто научил ее так сражаться?
- Основы дал отец, сэр Артур Валомский, а остальное… Сир, она прирожденный боец. Такое ощущение, что она знает наперед, куда ударит противник.
- Что ж, такие бойцы нам будут нужны…

Она вздрагивает и снова просыпается. Замирая на секунду, прослушивает здание на наличие врага, а затем успокаивается. На первой этаже отряхивался ее волк. Через пару мгновений он уже крутится возле кресла, делая попытки залезть к ней на колени. Она грозит ему пальцем, который тут же обнюхивается и облизывается горячим языком. От волка пахнет лесом, ветром и свежей кровью. Желтые глаза довольно щурятся.
- Ложись рядом.
Он укоризненно смотрит на нее «Я маленький и несчастный…», но, видя ее неумолимое лицо, вздыхает почти по-человечески и устраивается справа от кресла. Долго вылизывает шерсть, затем затихает. Засыпает и она…Сон продолжается.

Рано утром к армии присоединились боевые гномы. Невысокие, кряжистые, в стальных доспехах, они с достоинством рассматривали высоких людей и эльфов. Двуручные обоюдоострые секиры покоились за плечами в специальных ременных петлях, бороды были аккуратно расчесаны и у одних заплетены в косички, у других заткнуты за пояса. Старший клановый вождь был приглашен в королевский шатер. Вскоре туда прошли Верховный архимаг Анкарии и Светлейший эрл лесных эльфов. Предводители трех рас начали совещание.
Аранна утро провела у армейского кузница. Старый Хельмут тихо ворчал себе под нос, разглядывая побитые и помятые доспехи:
- Мир сошел с ума… Женщина-рыцарь!.. Такого еще не было… - он взглянул из-подо лба на вопросительно смотревшую на него девушку и покачал головой. – Леди, проще выковать новые доспехи, чем восстанавливать эти.
Аранна огорчилась:
- У меня нет денег на новые… А нельзя ли хоть немножко выпрямить вот здесь и здесь?
Хельмут фыркнул:
- Это не поможет. Один хороший удар и они разлетятся.
В кузницу зашел Эдмунд. Кузнец поклонился:
- Чем могу быть полезен, сэр?
- Нет-нет, Хельмут, я за леди Аранной. Нам пора на рыцарское собрание к королю.
- Леди Аранна?! – воскликнул пораженный кузнец. – Неужели та самая леди, которая вчера в бою защищала нашего государя?
Эдмунд, чуть улыбнувшись, кивнул. Подавленная Аранна вздохнула:
- Сэр, я не смогу пойти, мои доспехи…
- Погодите, - кузнец остановил девушку, - у меня где-то валяются юношеские доспехи… Сейчас… Вот! Ну-ка, примерьте… - он критически оглядел Аранну, похмыкал: - Здесь надо будет слегка подправить, здесь ужать… Зайдите ко мне через часика полтора. Доспехи будут готовы.
Аранна просияла:
- Спасибо! Огромное спасибо!
На рыцарский сбор она пошла в кожаном жилете, плотно обтягивающем ее гибкую фигурку. Щит остался лежать в палатке, но меч занял свое законное место у бедра.
Площадка перед королевским шатром была заполнена рыцарями. Увидев Аранну, они зааплодировали:
- Приветствуем, леди Аранна! Поздравляем с посвящением!
Она покраснела. Сзади подошел сэр Эдмунд и приобнял ее за плечи:
- Нечего смущаться. Ты заслужила это.
К ним начали подходить и поздравлять девушку. Она смущенно благодарила за поддержку, но душу наполняла гордость: ее признали, приняли в рыцарское общество!
Подошел даже старый гном, за спиной которого в отличие от остальных его соплеменников покоился в чехле огромный молот. Почтительно взяв в свою широкую ладонь ее тонкие пальцы, он густым сочным голосом пророкотал:
- Не верил, когда услышал, но, увидев Вас, готов признать свою ошибку. Вы – настоящая леди-рыцарь.
- Спасибо, - вконец смутившись, пролепетала Аранна. Слева раздался мелодичный голос:
- Готов согласиться с уважаемым гномом.
Обернувшись, девушка с удивлением увидела высокого русоволосого эльфа. Судя по богатой одежде, ажурным серебряным доспехам и великолепному луку, он был одним из эрлов – князей лесного народа. Его серые глаза блестели неподдельным восхищением:
- Уже ходят легенды о Ваших подвигах. Своей храбрость и преданностью Вы заслужили уважение среди моего народа.
- И среди нашего, - прогудел гном. – Мое имя Тодран Амфист, я старейшина клана Горных Медведей.
- Октанион, - представился эльф. – Эрл лесов Тир-Фасула.
- Леди Аранна Валомская, рыцарь короля Аарнума Первого.
- Сэр Эдмунд Маскарелльский, барон и рыцарь короля Аарнума Первого.
- Рад познакомиться с теми, кто будет сражаться рядом, - Октанион тепло улыбнулся людям и гному.
- Король Анкарии Аарнум Первый! – знамена дрогнули на флагштоках от восторженного рева. Король поднялся на сбитый за ночь помост и поднял руку, призывая к тишине.
- Могучие рыцари! Славные лучники лесов! Бесстрашные бойцы каменных замков! Сегодня решится судьба сотен тысяч наших с вами потомков! Там, за моей спиной, лежит твердыня темных эльфов – крепость Мураг-Нар!.. Когда-то это был величественный гномий Город семидесяти колонн. Все колонны были из сверкающего белого мрамора с золотистыми прожилками, и каждая была вырезана по-своему. Гномы подтвердят мои слова – город был воплощением рукотворной красоты камня. Когда его захватили темные эльфы, они разбили все колонны, разрушили мраморные барельефы и статуи, уничтожили все, что могло напоминать о былом величии! – Гномы согласно кивали, хмуря кустистые брови и отдергивая поневоле тянувшиеся руки от топоров. - Мы должны взять эту крепость, чтобы она никогда больше не была плацдармом для нападения на Анкарию! Я должен предупредить всех вас – темные эльфы будут биться не на жизнь, а на смерть. Они будут защищать Матриарха, свою жестокую правительницу. Битва будет тяжелой и кровавой, немногие из вас смогут завтра вернуться сюда, в Брейвуолл… Но что бы ни случилось – я, ваш король, буду с вами там, в бою. Да принесет нам победу солнце Анкарии и небесные боги!!!
- За короля и Анкарию!!!!!
После сбора Аранна бросилась в кузницу. Хельмут уже ждал ее.
- Ну-ка, примерьте.
Доспехи сидели как влитые. Кузнец успел даже слегка отшлифовать их и теперь с видимым удовольствием наблюдал, как девушка крутится перед отполированной пластиной, заменяющей в походе зеркало. Доспехи поблескивали в солнечных лучах.
- Чудесно! Я даже не знаю, как отблагодарить Вас…
- Не надо, - кузнец покачал головой. – Для меня было честью снарядить Вас к бою, ведь Вы будете защищать нашего государя.
Внезапно вдалеке прозвучал сигнал горна к атаке. Хельмут и Аранна недоумевающее переглянулись и тут в кузницу ворвался запыхавшийся посыльный:
- Эльфы! Эльфы напали!!
Аранна подхватила с лавки меч и щит и вылетела наружу. Вокруг царила суматоха, у реки слышался шум битвы. Аранна бросилась, обгоняя остальных, туда, где сторожевые уже сражались с темными, которые волной накрыли берега. Издав воинственный клич, Аранна врубилась в первые ряды. Упоение битвой вновь захватило ее целиком, она не замечала ударов, сама нанося их противнику и с наслаждением вслушиваясь в предсмертные хрипы врага. Вскоре рядом с ней замелькал огромный молот гнома и знакомый голос пророкотал:
- Ваше искусство сражения заставляет мое сердце биться быстрее.
Аранна весело ответила Амфисту:
- А говорят, гномы непревзойденные мастера рукопашного боя!
- Только с топорами и молотами, - вождь одним страшным ударом уложил темного эльфа, подкравшегося слева. – Мечи для нас мелковаты, тут мы уступаем вам, людям.
Аранна указала на вспыхнувший на солнце недалеко от них огненный клинок короля, рядом с которым сражались еще около двадцати рыцарей:
- Даже такой, как королевский?
Гном добродушно хмыкнул в немного растрепавшуюся бороду:
- Не сравнивайте, дорогая леди, обычные клинки и выкованные и освященные серафимами. Владеть таким мечом может только король.
- Но один такой меч ничего не стоит, если рядом с ним нет сотни надежных обычных, - рядом с ними возник запыхавшийся эрл. На серебряных доспехах брызги крови, лицо серьезное и даже немного печальное. – Темные прорываются именно к королю.
- Пускай попробуют!
- Через нас не пройдут!
Три абсолютно разных воина начали пробиваться к группе короля.

Из дремоты ее выводит мышиная возня под потолком. Не открывая глаза, она по шелестящему звуку определяет, что все шестеро мышенят перебрались с темного чердака на второй этаж. Значит, скоро вечер. Мышки начинают кружить вокруг волка, поддразнивая и вызывая его на игру. Приходится ей открывать глаза. Получая мысленный приказ успокоиться, мышки приземляются в густую волчью шерсть и начинают там устраивать свои хрупкие и тоненькие крылья. Волк теперь напоминает странное фантастическое животное с массой маленьких перепончатых крылышек, семью парами сверкающих глаз, одним хвостом и кучей лап: от больших и мохнатых до крошечных и когтистых. Она вздыхает и снова сворачивается под пледом.

Захват Мураг-Нара был отложен на следующий день. Дневное наступление темных эльфов было остановлено лишь к вечеру, вылезшая из-за туч луна наблюдала, как рыцари догоняли бросившихся отступать темных. При свете волшебных и обычных факелов королевская армия собирала своих павших и раненных, а тела темных эльфов сносились в общую огромную кучу.
С рассветом над лагерем пронесся сигнал к общему сбору. Тысячи воинов покидали свои палатки, садились в седло, оставляя при себе лишь оружие и доспехи, и направлялись к реке.
Аранна застегнула поцарапанный шлем, опоясалась ремнем с ножнами, блестящий, отполированный накануне щит привычно утяжелил левую руку. Девушка понимала, что она, возможно, не вернется из подземелий Мураг-Нара, но страха не ощущала, лишь фатальную решимость умереть, если понадобится, да легкую грусть от того, что некому будет вернуться в пустой родительский дом.
Она вынырнула из палатки навстречу поднимающемуся солнцу и оживленно шумящему лагерю. Ее каурая кобылка была уже оседлана и пофыркивала от возбуждения, ожидая хозяйку.
- Ну что, Каштанка, готова к бою?
Лошадь загарцевала, косясь темным блестящим глазом: «А что, по мне не видно?»
Аранна ласково погладила ее по морде и вскочила в седло.
Разнородное войско вступило в земли темных эльфов. Дойдя до врат Мураг-Нара – Калим-Хора (встретив на пути несколько засад, но с легкостью разметав их), вперед выдвинулись закованные в металл конные рыцари, за ними шли гномы с секирами наготове и пешие мечники, вслед лесные эльфы и маги. Рыцарские мощные скакуны, обученные грудью встречать врага, смели первый кордон темных, вторую волну встретили уже мечи всадников и топоры гномов. Закипела битва, позже прозванная Мураг-Нарской Бойней.
Как и предсказывал Аарнум, темные эльфы дрались, как одержимые. Их доспехи не шли ни в какое сравнение со стальными латами рыцарей, первыми встречавших их, однако оружие темных находило щели между броней, а яд с кромок двухсторонних клинков заставлял корчиться в страшных судорогах любого, кто не успевал отразить атаку.
Гномы бились молча, с тяжелым придыханием обрушивая на извечных врагов двуручные сверкающие секиры и разбрасывая вокруг себя кровавые вееры. Лишь один раз за все время сражения вознесся над всеми гневный рев гномов, когда они наконец-то ворвались в изувеченный темными Мураг-Нар.
Спешившиеся рыцари лавой хлынули в выбитые ворота Мураг-Нара, где их уже поджидали не обычные простые рубаки, а элитные войска Жур-Уркаи в темных мерцающих доспехах. Огромные сводчатые каменные залы, бывшие когда-то сверкающими чертогами гномов, наполнились грохотом и вонючим дымом от взрывов снарядов темных эльфов и гномов, криками и лязгом оружия рыцарей, свистом стрел лесных эльфов и моргватов. Когда под сводами пронеслись огромные клубы синеватого пламени, стало ясно, что в битву вступили Жума-Шариль – зловещие жрицы-колдуньи, против которых подняли свои посохи маги во главе с Солвемиром – Верховным архимагом Анкарии.
Аранна не видела, как сражаются остальные, она искала в огромной сече своего короля. Завидев яркую золотистую вспышку, она прорубила себе дорогу и встала, прикрывая спину монарха. Аарнум обернулся и улыбнулся, признав девушку:
- Леди Аранна! Мы снова вместе!
От его яркой, солнечной улыбки она вспыхнула, горячая волна восторга окатила ее, голос задрожал:
- Сир, я поклялась следовать за Вами! Моя жизнь принадлежит Вам!
Король кивнул и бросился снова в кипевшую схватку:
- За Анкарию!
- За Анкарию!! – колонны задрожали от рева тысяч глоток.
- За короля, - прошептала Аранна, провожая глазами высокую могучую фигуру с огромным клинком.
Внезапно темные эльфы издали протяжный хриплый крик. На верхних ступеньках лестницы, ведущей в колонный Тронный зал, появилась фигура, окутанная зеленоватой искрящейся дымкой. Приглядевшись, Аранна увидела высокую худощавую женщину с очень бледным лицом и черными, как смоль, волосами, уложенными в высокую причудливую прическу. Холодный голубой свет, льющийся от посоха в правой руке, отражался от искусно выкованных доспехов и изящного щита в форме птичьего крыла. Ледяной низкий голос Матриарха прокатился над рядами сражающихся, вводя людей и их сторонников в жутковатое оцепенение:
- Именем Морг’ахиль - Матери-Тьмы и ее дочерей я призываю на ваши головы все ужасы преисподней!! Пусть адские волки Волгарнис растерзают ваши тела, а демоны Мерсии’риль выпьют вашу кровь! Вы останетесь здесь до скончания веков и сгинете во тьме смерти!!!
Замерли даже маги, повинуясь какой-то непонятной страшной силе, льющейся из голоса и посоха. Над головами пронесся жуткий вой призрачных волков, хлынувших мрачным потоком на королевское войско. Темные эльфы торжествующе крикнули «Илим Карил!» и двинулись к оцепеневшим беспомощным противникам. И тут…
- Тьма не захватит наши сердца!!!
Аарнум перехватил меч за клинок и метнул его, как короткое копье. Оружие золотой стрелой мелькнуло в надвинувшейся после слов Матриарха темноте, и меч по самую крестовину вошел в грудь Ахр-Карил. Она покачнулась, с изумленным видом потрогала еще теплую после руки короля рукоять и попыталась что-то произнести, но с помертвевших синих губ сорвалось лишь хрипение. Потеряв равновесие, она рухнула и скатилась по ступеням прямо к ногам Аарнума, который одним движением вырвал меч из тела и вскинул его над головой:
- Не бывать тьме на нашей земле! Смерть врагу!!
Его голос развеял волчье наваждение и стряхнул оцепенение с воинов, которые с радостными кличами бросились в атаку. Темные, потрясенные смертью своей повелительницы, вяло оборонялись и казалось, скоро с ними будет покончено…
Низкий, хриплый, леденящий душу вой тяжело обрушился на поле боя. Он липкой волной страха связывал руки, заставлял перепуганные сердца бешено колотиться о грудные клетки, в душу вползал холодной змеей ужас. Битва остановилась – и люди, и гномы, и эльфы обеих рас замерли, предчувствуя наползающую беду. Многие начали бросать оружие и бежать сломя голову к выходам, забыв о чести и долге. Лишь Аарнум не поддался страшному наваждению. Он решительно поднялся по ступеням в Тронный зал и скрылся в беспросветной темноте.
Отчаянная решимость овладела Аранной, девушка, поскальзываясь на мокром от крови каменном полу, побежала к лестнице, взлетела по ступенькам и замерла на пороге тьмы. Страх толкал ее в грудь, вынуждая вернуться в освещенный факелами и пожарами зал, но любовь, в которой она не смела признаться даже себе самой, звала ее вперед, вслед за тем, кого любила.
За ее плечом послышалось дыхание. Она обернулась – сзади стоял запыхавшийся маг, в оборванной одежде, на лице кровь, серые глаза темны, как зал за порогом. Он впился взглядом в темноту и прохрипел, обращаясь больше к себе, чем к девушке:
- Там зло… Страшное зло…
Страх перед неизвестностью перерос в тревогу за короля. Она покрепче сжала рукоять меча и решительно шагнула в темноту, которая тут же обступила и обрезала все звуки из-за спины. Рядом вспыхнул магический огонек (Аранна даже немного обрадовалась, что маг шагнул за ней), обостренному опасностью слуху людей даже послышалось недовольное ворчание темноты, невольно отступившей от света. Стали видны очертания колонн, каких-то разбитых статуй, под ногами скрипела каменная крошка, вдалеке угадывалось что-то наподобие тронов, расположенных вдоль стен. Маг молча указал на цепочку широких следов, уходящую дальше сквозь зал. Среди колонн слышалось лишь напряженное дыхание двух человек.
Они шли по следу, спускаясь по выщербленным ступенькам многочисленных лестниц, ведущих все ниже и ниже в подземелья Мураг-Нара. Вокруг царила тишина, неестественная, будто они оказались где-то глубоко в могиле, куда не доносится ни один звук извне. Было очень холодно, дыхание вырывалось легкими облачками, руки коченели, холод вползал под доспехи и одежду, замораживая сердце. Аранне уже казалось, что они идут уже целую вечность, когда внезапно плывущий впереди огонек вильнул в небольшую нишу, ведущую в просторную залу с провалом в дальней стене. Здесь они и нашли короля Аарнума.
- Сир!!!
Эхо от вопля еще не достигло свода залы, как Аранна упала на колени рядом с ничком лежавшим королем и с трудом перевернула его. Рядом охнул маг – тело было страшно изуродовано, стальные доспехи, не раз спасавшие жизнь, порваны, словно бумага, кровоточащие рваные раны не оставляли никакой надежды.
- Ваше величество! Сир!
Аранна вскинула к магу мокрое от слез лицо:
- Он еще дышит! Я слышу биение его сердца! Помоги ему!
- Тут я бессилен, - покачал головой маг. – Ему сейчас может помочь только чудо…
Аарнум тихо-тихо застонал. Аранна наклонилась над ним:
- Сир, Вы меня слышите?
Король медленно открыл глаза, потерявшие свой яркий цвет:
- Аранна… Дитя…
- Я здесь…
- Я слышу тебя… - король попытался улыбнуться, но бескровные губы практически не слушались его. – У меня мало времени… Я ухожу к отцу…
- Нет! Мы…
- Я умираю, - голос Аарнума приобрел прежнюю властную силу. – Моей матерью была пресветлая серафима, и часть ее дара перешла ко мне. Я чувствую дыхание смерти… я могу предвидеть будущее обычных людей… поэтому я прошу, нет, приказываю тебе, Аранна, не мсти за меня. Моим врагом на этот раз выступило само Зло… Тебя ждет страшная участь, если ты попытаешься сразиться с ним. А ты, Солвемир, - маг склонился над королем и накрыл ладонью прохладную руку Аарнума, - запомни – путь в Жураг-Нар станет для тебя последним в этой жизни… Тебе не под силу сразиться со вторым Матриархом…
Он закашлялся, с краешка губы потянулась вниз тоненькая темная струйка, но король торопился:
- Проследи, чтобы меня похоронили рядом с отцом в монастыре серафим. Меч брось в ближайшую реку – пусть вода сама решает, кто будет владеть им… Иди…
Солвемир выпрямился, сжал на мгновение плечо поникшей девушки и вышел, оставив после себя магические огоньки, тускло освещавшие залу.
- Аранна, - девушка прижала потяжелевшую руку к груди, - спасибо тебе за все, что ты сделала или пыталась сделать для меня.
- Нет, не благодарите меня! Я подвела Вас, я должна была быть здесь, сразиться первой с врагом, - слезы, мешая говорить, капали на руку короля, обжигая холодевшую кожу.
Он попытался ласково улыбнуться:
- Нет, твоей вины в этом нет, это моя судьба. Ты все и так сделала, бесстрашно придя сюда проводить меня из этого мира…
- Не уходите… Я люблю Вас…
- Аранна, девочка моя… Спасибо тебе за это…
Король шевельнул прижатой Аранной рукой, привлекая ее внимание:
- Возьми это кольцо в память обо мне… Оно даст тебе силы выдержать любую напасть…
Дрожащими руками девушка осторожно сняла с безымянного пальца простое золотое кольцо с маленьким рубином. На ее руку оно пришлось впору только на большой палец.
- Пусть оно будет у тебя навечно… прощай…
Раздался тихий стон, словно невидимая женщина едва сдержала рыдание, затем наступила тишина, нарушаемая лишь всхлипываниями Аранны.
Она не помнила, сколько просидела вот так, на коленях перед телом. Очнулась она, лишь когда вокруг начали ходить люди, которых привел Солвемир за мертвым королем. Перед уходом он тронул девушку за плечо:
- Аранна, пойдем, здесь тебе оставаться нельзя.
Она подняла на него пустые глаза:
- Он… умер?
- Да, - архимаг присел перед ней на корточки, - он умер. Его уже не вернешь. Он теперь на небесах, рядом с родителями. А нам надо уходить.
- Я побуду еще немного здесь. Я найду дорогу назад.
Солвемир вздохнул и поднялся.
После его ухода Аранна снова начала погружаться в безысходную горькую тоску, съедавшую душу. Мир казался пустым и бессмысленным. Жить не хотелось, осталось желание просто умереть…
Из пролома в стене медленно выполз сгусток тьмы.

Она просыпается. Она всегда просыпается на этом месте, если ей снится этот старый сон. Отголосок прошлого будит ее и маленького зверка грусти, который начинает ворочаться где-то под ложечкой… Столько лет прошло, а она по-прежнему чувствует горечь утраты…
Она вздыхает, в ответ волк сонно настораживает уши, пытаясь понять ее тревогу, но она опускает руку и ласково легонько поглаживает лобастую голову.
- Спи, лохматый, спи…

Аранна сначала равнодушно следила за движущейся тьмой, а затем ее словно холодной волной окатило: это же и есть тот самый враг, о котором говорил Аарнум! В душе начала просыпаться ярость, давая силы и желание снова жить, жить, чтобы отомстить за смерть самого лучшего человека на этой земле. Осторожно приподнявшись, она нащупала прохладную рукоять своего меча и сжала пальцы на рифленой поверхности. Тьма вздрогнула и, как показалось, развернулась к девушке.
- Ты… - прошипела Аранна, чувствуя, как в душе начинают гудеть колокола мести и ярости. – Ты убила его…
Сгусток ощерился двумя десятками длинных загнутых когтей, длина которых бросила бы в дрожь даже дракона.
- Ты будешь следующей… - ледяным жутким ветром прошелестело в ответ, но Аранна протянула руку с мечом навстречу тьме:
- Я отправлю тебя в ад!
Холодная яростная решимость перетекла в кровь, мышцы наполнились невероятной силой, девушка издала привычный клич, даже не задумываясь о смысле:
- За короля и Анкарию!!!
Они бросились друг на друга, отразили первые атаки и закружились по зале, выискивая удобный случай для удара, желательно решающего. Магические огни равнодушно освещали каменные стены, на которых плясали причудливые изломанные тени противников, осколки гранита разлетались после ударов меча или взмахов когтей, с легкостью оставляющих глубокие борозды на стенах, воздух сотрясался от зловещего шипения и яростных криков.
У Аранны уже были располосованы щит и браслет на правой руке, когда после страшного удара каменным осколком шлем треснул и раскололся, защитив свою хозяйку в последний раз. В ушах у девушки зазвенело, она пошатнулась и, оступившись на разбитой щебенке, рухнула на спину. Торжествующе взревев, тьма обрушилась на нее со всего разбега, но девушка в последний момент отшвырнула в сторону ненужный щит и, схватившись обеими руками за меч, выбросила его вперед. Темным облаком расползшись вокруг клинка, враг потянулся к ней, она почувствовала рывок в области шеи, но продолжала держать тяжелеющий меч, на котором извивалась змеей тьма. Внезапно она начала темным песком ссыпаться на пол, открывая взору потрясенной девушки немолодую, немного привлекательную женщину, с очень бледным лицом, горящими черными глазами и развевающимися волосами цвета беззвездной ночи. Женщина бессильно скребла ставшими нормального размера ногтями меч у себя в груди и раскрывала рот, пытаясь что-то сказать. Аранна из последних сил оттолкнула от себя противницу, рухнувшую рядом. С трудом поднявшись, девушка следила, как извивающееся тело потихоньку замерло и белоснежные клыки бессильно оскалились в каменный потолок. Аранна, пошатываясь, подошла к женщине и успела уловить на себе последний ее взгляд, удивленный, неверящий в происшедшее, но вместе с тем торжествующий. Непонятная тревога охватила Аранну, только сейчас она обратила внимание на мертвые окровавленные губы. Охваченная страшным подозрением, она медленно коснулась ноющей раны на шее и ощутила, как от прикосновения ранка начала гореть. Что с ней?! Ее начало мутить, в глазах поплыло, она дошаркала до стены и, держась за нее, потянулась к выходу. Ей надо на свежий воздух, там станет легче.
Выбравшись из подземелий под вечернее темнеющее небо, она увидела на западе тысячи далеких огней и вспомнила о короле. Что ж, она выполнила свой последний долг – отомстила за него. Теперь ей надо вернуться в расположение армии и…
Она вновь пошатнулась, огонь от раны начал расползаться по плечу и правой руке. «Надо найти полкового врача или мага.» Она взяла себя в руки и начала спускаться к реке.
Дойдя до первых сторожевых постов, она окончательно поняла, что с ней что-то не то. Горели правая рука, плечо и бок, начал обостряться слух и обоняние: она слышала стоны раненных, запах крови и пота. Аранна остановилась на сторожевом валу, ничем не выдавая себя патрулям. Издали она видела высокий помост, на котором накануне Аарнум обращался к армии, а теперь лежало его убранное тело. Черная ткань закрывало все тело, оставляя открытым лишь спокойное лицо, в ногах лежал потускневший меч. Вокруг помоста стояли замершие в молчании караулы из людей, гномов и эльфов. Над лагерем распростерла свои темные крылья скорбь…
Услышав приближающиеся шаги, она даже не повернула голову. Каким-то шестым чувством она знала, кто поднимается на вал.
- Я так и думал, что это ты стоишь здесь.
Она не отрывала взгляда от помоста. Тодран тяжело вздохнул:
- Ты была там?
Она кивнула.
- Я видел такие раны раньше.
- Где?
- В Гнарлстате, до того, как его захватили темные эльфы. Там водилась такая же тварь, мы называли ее ахрызш, люди зовут вампиром.
Вампир!... У Аранны расширились глаза, когда она осознала, с кем сражалась. Теперь стало понятно торжество умирающей – она успела обратить в вампира убившую ее… Святые боги!
- …Такая тварь порвала многих из наших, а потом пришел маг и убил ее. Правда, чуть не погиб и сам, едва не попав под клыки ахрызша…
А она попала... Вот о чем предупреждал ее перед смертью Аарнум. Теперь ее ждет тьма и проклятье богов.
- Что с тобой? – гном внимательно всмотрелся в девушку, заметив, что она практически не отвечает ему.
Она молча показала свою рану.
- Аранна!... Это же…
- Да, - сжигающее ее пламя начало заползать на левую половину груди, подбираясь к сердцу. Она откуда-то знала – как только адский огонь захватит сердце, она полностью станет вампиром, перед которым будет лежать беззащитные, погруженные в скорбь люди, лесные эльфы, гномы. Они не смогут остановить ее, а значит… В голове созрело решение – ей ничего не остается, как вернуться назад, в Мураг-Нар. Оттуда она не достанет никого из своих, да и темные вряд ли обрадуются такому соседству. Она мрачно усмехнулась про себя: даже став вампиром, она сможет уничтожать своих врагов.
- Тодран, я могу попросить тебя об одолжении?
Гном грустно, с какой-то обреченной тоской посмотрел на нее:
- Да, Аранна.
- Проводи меня до Мураг-Нара. Мне осталось совсем немного времени, я спущусь вниз, а ты обрушишь своды выхода в Калим-Хор. Ты сможешь это сделать?
Вождь кивнул.
На небе высыпали первые звезды, когда они вступили на ступени разгромленной крепости. Аранна повернулась к Амфисту и прощально протянула ему руку:
- Мне кажется, что мы никогда больше не увидимся. Передай привет Октаниону и сэру Эдмунду.
У гнома предательски заблестели глаза:
- Вряд ли. Октанион погиб при схватке с Карниаром - командиром Жур-Уркаи, - девушка на секунду задержала дыхание, вновь почувствовав спазм душевной боли, - а сэра Эдмунда унесли с поля боя тяжело раненным. Будет чудо, если он доживет до утра.
- Что ж, - пламя, ощутив тающие силы, с удвоенной энергией накинулось на тело, - тогда прощай. Я не хочу, чтобы и ты… - она оборвала фразу и бросилась в темный арочный провал входа. Тодран, не сдержавшись, всхлипнул, но твердой рукой достал из петли молот, поудобнее перехватил его и, призвав все свои силы и ярость, обрушил сверкающее оружие на отполированный его предками камень. Во все стороны брызнули искры, грохот оглушил его, но он продолжал наносить удар за ударом, пока от проема в стене не остались груды каменной крошки, намертво закрывшей вход в Мураг-Нар. Дрожащей рукой вождь начертал на крошеве Замочную руну – знак, магически запечатывающий любую дверь. Теперь, без Ключевой руны, никто не потревожит обиталище новой вампирессы. Утирая тяжелые, редкие слезы, стекавшие в седую бороду, Тодран с тяжелым сердцем покинул пустой, гулкий зал Калим-Хора.
Аранна бежала из последних сил через Тронный зал. Зрение обострилось и теперь она прекрасно видела колонны и троны, стоявшие вдоль стен. Высокие потолки были украшены лепниной, колонны – причудливыми барельефами, пол под ногами превратился в прекрасную мозаику. А увидев высокую статую, девушка невольно остановилась. Скульптура представляла девушку необычной наружности: крылатый шлем, странное сооружение за спиной, доспехи едва прикрывают тело, но вся поза свидетельствует о недюжинной силе и ловкости девушки. В руках, по-видимому, было когда-то оружие, теперь же от него остался лишь обломок рукояти в правой руке, да очертания щита на левой.
Подойдя ближе, Аранна увидела надпись на постаменте, на котором стояла фигура. Верхняя была выполнена гномьими рунами, нижняя – обычными: «В память о славных деяниях пресветлой серафимы Арнаниэль».
Внезапно все вокруг заволокло туманом, внутреннее пламя наконец-то добралось до трепещущегося сердца и поглотило его. Страшный пронзительный крик пронесся по залам Мураг-Нара.
Перед статуей серафимы корчилась в адских муках новообращенная вампиресса.

Она резко открывает глаза – воздух стал тяжелее, в нем разлито ожидание кровавой битвы. Она подбирается в кресле, краем глаза замечая, как ощеривается волк и в тревожном молчании замирают в воздухе мыши. Ступеньки практически не скрипят под легкими, почти невесомыми шагами гостьи, от сапог и щита которой идет слабое серое сияние. Холодные голубые, словно лед, глаза встречаются с потемневшими синими – и взгляды скрещиваются, как красноватая сталь меча, теплеющего под каплями вражеской крови, и звенящая замершая молния, серебряное свечение которой предупреждает о мгновенной смерти.
Взгляды искрят и нажим становится все сильнее…

Вампиресса медленно подняла голову, осматривая свои новые владения. Откуда она здесь, кем была до этого, ее не волновало, все равно она этого не помнила. Ее мучил голод и она пошла туда, где пахло кровью. Переступив порог, она недовольно сморщила нос – кровь давно застыла и потеряла свою привлекательность. Но может там дальше будет живая, горячая, пахучая кровь, которая даст силы, позволит приобрести новые качества и способности?... Она прошла сквозь каменные чертоги и вышла к обрушенной двери, от которой разочарованно отшатнулась – магический заслон не позволил ей даже прикоснуться. Что ж, она поищет другой путь, ведь в зал ведут несколько входов. Она облизнулась и направилась в ближайший боковой…
Сотни лет темные эльфы пытались противостоять вампирессе, устраивая на нее облавы и засады, которые она с легкостью уничтожала. Их кровь не очень нравилась ей, она была слегка горьковатая, со странным привкусом земли. Иногда ей перепадали люди, бывшие рабами темных эльфов. Человеческая кровь была соленой, богатой на вкус, и вампиресса начала специально выискивать во владениях темных эльфов именно людей. Однако со временем подземелья Мураг-Нара полностью опустели. Что стало бы с ней, неизвестно, если бы в один прекрасный для нее день в Калим-Хор не вступили люди. Это была магическая экспедиция, отправленная из Мистдэйла найти волшебные предметы, возможно оставшиеся со времен Мураг-Нарской Бойни. Один из участников, бывший гномьим полукровкой, снял Замочную руну, и маги разобрали завалы, ведущие в Мураг-Нар. Сами того не ведая, они выпустили в мир людей ночной кошмар, став первыми его жертвами. Вампиресса вышла на новые просторы, устраивая ночные охоты на близлежащие поселения людей. Ее не могли остановить ни рыцарские отряды, ни маги, ни охотники на вампиров…
Услышав еле слышное поскрипывание песка, она насторожилась. Шаги были настолько легки, что их звук практически не улавливался. Ничего похожего на ее памяти раньше не было: ни люди, ни эльфы, ни гномы так тихо не ходили. Она подкралась к проему в коридор и замерла, пытаясь определить, откуда идет неизвестный. Спустя несколько минут она поняла, что Мураг-Нар снова потревожили со стороны людей. Что ж, она хоть и сытая, но с удовольствием выпьет еще. Выпустив когти, вампиресса бесшумно двинулась навстречу шагам, беспечно направляющимся навстречу смерти.
Увидев вынырнувшую из-за поворота девушку, она в удивлении даже остановилась. Как осмелилась человеческая женщина шагнуть в подземелья?? Презрение к глупости исказила бледное лицо гримасой. Что ж, эта глупая сделала свой выбор, кто такая вампиресса, чтобы мешать воле темных богов? Сейчас…
Заметив приближающуюся вампирессу, девушка неуловимым движением выхватила длинный слегка изогнутый меч, отозвавшийся низким, пробирающим до костей звоном. Щит в левой руке прикрыл торс незнакомки. Вампиресса обратила внимание на шлем, украшенный изящной чеканкой и перьями. Что-то похожее она когда-то видела, но решила не заострять сейчас свое внимание. Потом, после обеда она рассмотрит внимательно. Она позволила себе уверенную улыбку и звериным прыжком кинулась на противницу. Та неожиданно издала пронзительный крик, который буквально сбил вампирессу с ног, она покатилась по полу, осыпаемая каменной пылью со стен. Едва успев вскочить на ноги, она с трудом увернулась от рубящего удара слева, затем отшатнулась от меча, извернулась и полоснула в ответ. Девушка с легкостью парировала щитом и округлила глаза, увидев оставшиеся на металле глубокие царапины. Вампиресса разозлилась - противница оказалась явно не простой деревенской девкой, что ж, ей же хуже. Она зарычала и, призвав всю свою ярость, бросилась на девушку. Щит отлетел в сторону, клинок меча обжег прикоснувшуюся руку, но не остановил ее движения. Девушка вскрикнула от боли и неожиданности - пропущенный удар когтями превратился в длинные кровоточащие разрезы на правой руке, бессильно опустившейся вдоль тела. Меч, зазвенев от негодования, выпал из ослабевших пальцев. Вампиресса потянула носом: запах, шедший от раны, просто сводил с ума, ничего подобного она не встречала. Не обращая внимания на сопротивление, она одним ударом свалила девушку и потянулась к ране, но тут же взвыла от злости – здоровой рукой девушка намотала на кулак длинные черные волосы и оттянула оскалившуюся вампирессу от располосованного предплечья. Противницы хрипели, пытаясь довершить каждая свое дело, наконец волосы не выдержали. Оставив в кулаке девушки клок волос, вампиресса припала ртом к ране и невольно застонала от наслаждения. Кровь была как выдержанное вино, сладкая, но не приторная, как у лесных эльфов, терпкая и пьянящая. Едва успев сделать несколько глотков, она отлетела в сторону, сбитая страшным ударом ноги в сером сапоге. Девушка с трудом поднялась, темно-свинцовые, как грозовая туча, глаза не отрывались от окровавленного лица вампирессы, которая усмехнулась и впервые за весь бой проговорила:
- Твоя кровь божественна. Кто ты?
Ответа она не услышала. Страшная, чудовищно мучительная боль рванула сознание и тело, изогнувшееся в судороге. Она хрипела, из горла хлынула темная, почти черная кровь, кости ломались от дикого нечеловеческого напряжения. В ушах стоял звон, сводящий с ума, мозг плавился от огня, полыхающего в крови…
Она очнулась от свежего ветерка, обдувающего ее лицо. Открыв глаза, она вновь увидела девушку, с которой сражалась в коридоре, правда теперь спиной. Лучи спускающееся к западу солнца золотым ореолом окружили стройную фигуру… Солнца??!!!
Девушка обернулась и посмотрела на лихорадочно озирающуюся вампирессу.
- Давно не видела солнца?
Вампиресса уставилась в холодные голубые глаза, колыхнувшие всю ее душу. Где она видела такие же?? Где??? Такие же ярко-голубые, только смеющиеся…
Сознание заполонил тихий ужас, пришедший вслед за памятью. Король, битва, темные эльфы, схватка с мглой, кровавое безумие – все нахлынуло на нее. Она потрясенно охнула и застонала. Девушка подошла ближе и задумчиво протянула:
- Интересная ты вампиресса – солнца не боишься… Кто ты такая?
- А… Аранна… - имя всплыло вслед за воспоминанием о короле. Боль вновь скрутила ее, слезы сами хлынули из глаз.
- Аранна? – девушка посмаковала имя на звучание. – Красивое. Как ты стала вампиром?
Она не ответила, рыдания спазмами сжимали горло, осознание утраты всего, что когда-то составляло ее сущность, разрывало сердце. Она практически не заметила, как девушка, опустившись рядом на колени, обняла и прижала ее к себе, что-то нашептывая. Она выплакивала все страхи, боль, обиды, смерть, ужас…
Солнце коснулось земли, когда Аранна, всхлипнув в последний раз, прерывисто вздохнула и отстранилась от девушки.
- Успокоилась?
Аранна кивнула. В душе было пусто.
- Почему ты не боишься солнца?
- Не знаю…
- Все вампиры, с которыми мне доводилось встречаться, сгорали на солнце, обугливались, как головешки. Ты же только сменила образ.
Аранна удивленно посмотрела на нее.
- Да-да, лицо стало более живым, клыки исчезли и волосы, - девушка запнулась на мгновение, - совсем седые.
Аранна поднесла прядь белых, словно снег, волос к глазам. В предзакатных лучах они превратились в позолоченное серебро.
- Но я все равно осталась вампиром…
- Осталась, - подтвердила девушка. – Только необычным.
Они помолчали, каждая погруженная в свои мысли.
- И что мне теперь с тобой делать? По рангу мне полагалось бы убить тебя… Но как-то не хочется.
- А кто ты?
- Серафима.
Аранна удивленно вскинулась. Серафима! Теперь стало понятно, почему глаза показались такими знакомыми. Матерью Аарнума была пресветлая серафима…
- Что с тобой?
- Твои глаза напомнили мне о короле… - она проглотила комок в горле, - …Аарнуме.
Светлые, чуть темнее бледно-золотистых волос, брови взлетели почти на лоб:
- Аарнуме? Каком именно?
- Аарнум Первый, сын серафимы.
Голос серафимы упал до еле слышного шепота:
- Софии?! И ты знала его?! Но он же жил тысячу лет назад!!
Аранна пошатнулась:
- Сколько??! Сколько же лет я провела там!? - Слезы вновь навернулись на глаза. - Боги, что мне теперь делать?... Все, кого я знала, умерли… Моего дома наверно уже нет…
Серафима сочувственно посмотрела на съежившуюся вампирессу:
- Тебе не позавидуешь… Но ты можешь начать заново. Кем ты была до превращения?
- Рыцарем…
- Ого! Ну, если ты не растеряла своих способностей, я могу порекомендовать тебя в гарнизон Порто-Валлума. Там всегда нужны хорошие бойцы.
Аранна задумалась.
Серафима тем временем достала из-за приличных размеров валуна серебристые крылья и застегнула их на себе. Уловив слегка заинтересованный взгляд вампирессы, она пояснила:
- С ними я не пролазила в проход.
- Зачем они тебе?
- Без них ни одна серафима не сможет пробыть здесь и суток. Они привязывают нас к земле.
- Ты уходишь? – встревожилась Аранна, поняв, что серафима собирается покинуть ее.
- Ну да, ты теперь и без меня прекрасно выстоишь. Солнца не боишься, память вернула, силы не растрачены, - вампиресса встретила ироничный взгляд слегка потеплевших голубых глаз.
- И ты не боишься меня оставлять одну? А если я вновь пойду пить кровь??
- Не пойдешь, - серафима улыбнулась ей, и Аранна вспомнила улыбку короля, - после тех слез ты не сможешь вернуться во тьму. Какая-то часть ее навсегда останется с тобой, но иметь власть над тобой уже не будет. Впрочем, - как-то грустно добавила она, - как и свет. Внутри тебя теперь вечные сумерки. Прощай!
Закинув за спину поцарапанный щит, она легко сбежала с насыпи и решительно зашагала навстречу ночи. Аранна растерянно проводила ее взглядом: и что ей теперь делать? Одной, в неизвестном мире…
Где-то за горной грядой завыли волки. Аранна решительно тряхнула головой:
- Что ж, я вновь завоюю этот мир! Ради короля и Анкарии…

Внезапно нажим исчезает и холодный лед сменяется теплым майским небом в полдень. Оружие возвращается в ножны и гостья усмехается:
- Когда мне сказали, что здесь обитает вампир, я почему-то сразу подумала о тебе.
Аранна отбрасывает в сторону плед и выпрыгивает из кресла:
- У тебя еще есть знакомые вампиры?
Они обнимаются. Волк радостно виляет хвостом и обнюхивает уложенный на гроб щит. Мышки возбужденно верещат, крыльями задевая волосы.
- Ты просто так или по делу?
- Мимо проезжала, услышала сплетню в таверне и решила проверить догадку. Ну, раз я была права, поехали со мной.
- Куда?
- Тир-Хадар. Лесные эльфы звали меня. Думаю, тебе тоже будут рады.
Аранна предвкушающее улыбается:
- Я припомню, что когда-то сражалась бок о бок с Октанионом.
- Едем?
На сборы вампирессе хватает нескольких минут. Закованная в алый кольчужный доспех, она начинает спускаться по скрипучим ступенькам:
- Медлавари, ты идешь?
- Иду, - отзывается серафима. – Зачем тебе эта бандура в виде гроба? Ты же все равно его не используешь?
- А традиция? – парирует Аранна. – Когда охотники за мной приходят в дом, они уверены, что будет гроб.
- И ты не хочешь их разочаровывать?
- Именно, - они обе смеются и вслед за волком выходят из дома под закатные лучи солнца.

Автор: Ольга Гуреева
Дата публикации: 6 октября 2006


Мой Мир@Mail.ru LiveInternet
Живой журнал В одноклассники

Просмотров: 8233

[ Назад ]

Удобно!
eFootball PES 2020

eFootball PES 2020


Лицензионная версия от надежного магазина!

Скачать (1999 1899р.)

Другие игры

Блиц-обзор
Sacred 3

Sacred 3 PC Box

Купить Sacred 3!

 · Разработчик:
  Deep Silver /
            Keen Games
 · Локализатор:
  Бука
 · Дата выхода:
  - 1.08.2014 г.
Подробнее...


Sacred 2
Ice & Blood
 · Разработчик:
  Studio II (Ascaron)
 · Локализатор:
  Акелла
 · Дата выхода:
  - 28 августа 2009 г.
 · Локализация:
  - 22 сентября 2009 г.
Подробнее...
 · Заказ:
  - Скачать аддон

Sacred 2
Fallen Angel
(на консолях)
 · Издатель в РФ:
  Новый диск
 · Дата выхода:
  - 29 мая 2009 г.
 · В России и СНГ:
  - 16 июля 2009 г.
Подробнее...

игровые автоматы играть бесплатно и без регистрации

Комментарии

Поиск

- Минимум 2 символа

Опрос
Какая часть Sacred понравилась вам больше всего?


Sacred 1
Sacred 1: Underworld
Sacred 2
Sacred 2: Ice&Blood
Sacred 3
Sacred Citadel



Результаты
Другие опросы

Голосов: 521
Комментариев: 0

Галерея

Теги


Реклама

Архив
Показать\скрыть весь

Июнь 2019: Новости|Статьи
Апрель 2019: Новости|Статьи
Февраль 2019: Новости|Статьи
Сентябрь 2018: Новости|Статьи
Июль 2018: Новости|Статьи
Июнь 2018: Новости|Статьи

Яндекс цитирования

Все права защищены, AllSacred.ru 2004- ©
Перепечатка любых материалов без согласия их авторов запрещена.
Сайт разработан дизайн-студией FaDaR